Текст откуда берется ум написал

В ходе педагогического процесса, о котором мы смогли рассказать лишь в общих чертах и схематично, очень четко, как бы на поверхности, вырисовываются фундаментальные закономерности формирования и развития специфически человеческой психики. Здесь более четко, более прозрачно, чем «в норме», прослеживается весь путь, по которому с необходимостью рождается и затем развивается, усложняясь и расцветая, вся совокупность высших психических функций (сознание, воля, интеллект), связанных в единство личности. Можно видеть, как возникает это самое загадочное «единство», каждый раз индивидуально неповторимое «Я», обладающее самосознанием, то есть способностью осознавать себя как бы со стороны, смотреть на свои действия как бы глазами другого человека, с точки зрения «человечества», постоянно сверяя свою работу с идеальными стандартами (нормами) этой работы, определенными историей культуры, и пытаясь превзойти этот стандарт, задавая новый уровень. <Автор: Борис Поломошнов

Саша Суворов пишет магистерскую диссертацию о развитии воображения у слепоглухонемых детей — с широкими и оригинальными представлениями о природе и условиях развития воображения вообще; он сочиняет стихи, и стихи действительно хорошие. Что касается его общественной деятельности, то следует отметить, что в прошлом году он был принят в ряды Коммунистической партии. В пользу этого вывода свидетельствуют и многочисленные факты, накопленные в детской психологии, в изучении ранних этапов интеллектуального развития человека. Многие исследователи прямо спотыкаются о такие факты.

Содержание

Описание книги

То, что догматизм рано или поздно, но обязательно перерастает в скептицизм — давно известный закон философии и психологии. Понимая это, Гегель рассматривал скептицизм как следующий (и потому более высокий, чем догматизм) этап в развитии разума как человечества, так и отдельного человека, как «естественную» форму преодоления наивного, детского догматизма, как шаг вперед. Ведь, не имея этого духовного здоровья, в наше время очень легко утонуть и быть утопленным в этом стремительном потоке информации, который каждый день и каждый час обрушивается на человека со всех сторон. Тем более, что этот поток приносит не только хорошую духовную пищу. Так что забота о духовном здоровье имеет и прямое социальное, актуальное для каждого человека значение.

. . все ваши любимые книги онлайн

Каждый, конечно, и без всякой философии понимает, что быть мудрым гораздо лучше, чем глупым. Но не каждый, даже не очень образованный человек, понимает, что интеллект, способность мыслить, способность умело мыслить — это не врожденное свойство, не дар природы, а именно способность, которую каждый человек может и должен воспитать в себе, и что она не дается даром.
Я передал вопрос — букву за буквой, с помощью пальцевой азбуки (дактиля) — Саше Суворову, уверенный, что он сможет ответить лучше меня, и Саша, не задумываясь, четко произнес в микрофон:

Автор книги: Борис Поломошнов

Способность постоянно полемизировать с самим собой, без присутствия внешнего оппонента, является, таким образом, признаком высшей — диалектической — культуры ума. Нет другого противоядия от субъективного и одностороннего взгляда на окружающий нас мир. Только приобретя этот навык, вы впервые научитесь делать для себя то, что другие люди рано или поздно заставили бы вас делать: обращать внимание на те аспекты дела, которые кажутся вам несущественными и неважными. Потом мы удивляемся (или, наоборот, не удивляемся, что еще хуже), когда студент, добросовестно записавший для себя всю эту мудрость, оказывается в тупике, как только сталкивается с «немытой и не приукрашенной» реальностью, полной трудностей и противоречий, из чащи которой он когда-то извлек те «чистые истины», которые записал не задумываясь, не видя в них никакого реального объективного смысла.

Описание книги

Эта книга звучит как педагогическая притча, смысл которой, ее мораль, выходит далеко за рамки вопроса воспитания слепоглухонемого ребенка. Разве не бывает так, что мы, взрослые, слишком часто продолжаем своими руками делать за ребенка и от его имени то, что ребенок уже мог бы делать сам, оставляя его руки и его мозг в бездействии, в пустоте? Не слишком ли поздно мы передаем постоянно новые и более сложные виды деятельности, упорно занимаясь ими даже тогда, когда это не нужно и, следовательно, вредно? Не боимся ли мы часто возложить на него всю ответственность за его решения и работу, оправдывая себя верой в то, что мы сами можем сделать все быстрее, умнее и лучше, чем он до сих пор? И если эту работу можно квалифицировать как уникальный по своей чистоте и доказательности «эксперимент», то не они являются объектами этого эксперимента, а его полноправные и поистине незаменимые участники, которые знают проблему не только извне, но и изнутри, как свою собственную, и поэтому видят в ней то, что не может увидеть ни один провидец. Они становились объектами исследования только в начале своего пути, когда зарождалась их личность, когда усилиями воспитателей формировался ее прочный фундамент. По-другому — это их собственный подвиг, сравнимый по своей нравственной ценности с жизнью Николая Островского, Алексея Маресьева, Ольги Скороходовой и других не менее славных героев нашей страны, нашей культуры.

… все любимые книги онлайн

Эти вопросы разной сложности, трудности. Некоторые из них можно решить с помощью обычного здравого смысла, то есть достаточно простого способа мышления, другие же требуют способа (метода) мышления более развитого — научно-теоретического.
Когда вы прямо накладываете абстрактную формулу на факт (даже такой неопровержимый, как 2-2=4), между ними может возникнуть реальное противоречие, даже если и формула верна, и факт неопровержим. Это лишь даст вам понять, что не все в факте было изучено, и что факт следует изучить более тщательно, вместо того, чтобы презирать невинную науку, «абстракцию», в которой полнота факта также не была и не могла быть выражена заранее.

Автор книги: Борис Поломошнов

Но даже самый сложный вопрос имеет свои корни и вырастает из повседневного опыта людей, поэтому всегда можно проследить, шаг за шагом, как именно и из столкновения каких фактов он возник. Элементарная логика формулирует именно такие жесткие правила мышления, категорически отвергая саму возможность существования такого правила, иначе все остальные ее правила оказываются «неправильными», поскольку она обязывает всех (включая себя) мыслить по этим правилам. Ведь в самом понятии «отношение к себе» заложен парадокс, противоречие и антиномия. Не может быть такого абсурдного «отношения». — может быть только отношение к другому.

Описание книги

И все же самые «чистые» истины вовсе не оказываются таковыми. Это не более чем когда-то и кем-то ловко разрешенные противоречия, то есть способы ловкого разрешения резко сформулированных противоречий, но не способы отвлечения (абстрагирования) от них.Плохая шутка может сыграть с человеком оптимизм, если она необдуманна. И тогда молодость становится легкой добычей для философии, но, к сожалению, очень плохой и плоской, и, несмотря на свою проницательность, ничуть не более глубокой, чем первоначальный, инфантильный оптимизм, брошенный ради нее. Существует множество подобных философий, всех видов и на любой вкус. Они, как и религия, оберегают человека в минуты печали, в несчастье, в дни нагромождения гор мелких неприятностей. И все же лучше не ждать, пока некоторые из этих философий, выбрав момент, предваряют когтями поражение вашей депрессивной головы, притворяясь для начала хорошим утешителем. Гораздо мудрее позаботиться о том, чтобы вовремя, пока не угас естественный и здоровый оптимизм молодости, подружиться с настоящей, хорошей философией. С философией, которая учит одинаково ясно видеть и розы, и шипы реальной жизни. Философия, которая не ослепляет себя солнечным светом, которая хорошо помнит о мрачных тучах, нависших над горизонтами нашего века, и которая в мрачные дни ненастья напоминает нам, что за грозовыми тучами, однако, скрывается чистое и прозрачное небо. С диалектико-материалистической философией Маркса и Ленина. С помощью материалистической диалектики.

. все любимые книги онлайн

Вы уверены, что это абсолютно бесспорная и неопровержимая истина? Ты? Если да, то вы никогда не станете математиком. В лучшем случае из вас вырастет эффективный калькулятор — несовершенная имитация примитивной счетной машины, способная работать только под присмотром и руководством настоящего математика, который понимает, что дело все-таки не такое простое.
И этим богатством надо по-настоящему овладеть, то есть научиться обращаться с ним так, чтобы оно росло, а не таяло и ржавело в хранилищах памяти, на полках библиотек, в залах музеев, пока формальный владелец танцует твист или пьет портвейн…

Автор книги: Борис Поломошнов

Не каждый студент удостаивается чести опубликовать свою научную работу в национальных журналах. Тексты их докладов на Ученом совете факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, опубликованные в «Вопросах философии» (№ 6, 1975), были названы президентом Академии педагогических наук В. Столтовым «документами поразительной силы». Саша Суворов и трое его коллег прекрасно понимают, что Бог в этом не участвовал. Он так же мало склонен приписывать свои способности уникальным особенностям своего мозга, уникальности его мозговых извилин. Напротив, все четверо получили от природы ничтожное здоровье, сильно поврежденный болезнями, в том числе и мозг, лишенный таких важных каналов связи с внешним миром, как зрение и слух…

. По сути, мы решаем здесь не только проблему перевоспитания, проблему «модификации поведения», а значит и психики, но даже точнее — проблему уродования готовой личности, готовой психики, «никому не известной», где и как она появилась, потому что бихевиоризм с его грубо механистическим пониманием не в состоянии ответить на этот вопрос и поэтому перекладывает решение на биологию. Представьте себе на минуту школу химии, где будущих поваров учат пробовать и есть готовую еду, не позволяя студентам увидеть кухню, где готовится еда.

Описание книги

Ответ на этот вопрос — я. Соколянскому и А. Мещерякову помог марксизм. Ни одна другая концепция не дала здесь ключа. Хуже того, каждый второй напрямую запутывал поиск в этом ключевом моменте, направляя его по ложным и, следовательно, заведомо бесплодным путям.
Часто это понимание не приходит к человеку даже в старости. А потом мы наблюдаем трагикомическое зрелище «дискуссий» между переросшими дядями и тетями, которые ведут себя как трехлетние дети, используя всевозможные «аргументы», лишь бы протолкнуть свое мнение, несмотря ни на что.

Смысл в том, что буржуазная цивилизация закрывает работающему большинству доступ к более высоким уровням развития человеческой психики, поскольку обрекает это большинство на пожизненную работу за кусок хлеба или крышу над головой во имя грубо примитивных или переросших требований тела, извращенных этой цивилизацией. Марксистско-ленинское учение, теория научного коммунизма, предлагает молодежи единственный продуманный, теоретически выверенный выход из сложившейся ситуации. Но молодежи капиталистических стран не всегда легко найти прямой путь к нему. Однако рано или поздно они обнаруживают, что это единственный выход. Этот выход состоит в коммунистическом преобразовании всей системы общественных отношений между людьми, включая систему образования — систему отношений между «педагогами» и «учащимися».

. . все ваши любимые книги онлайн

Если это так, то, конечно, никакая философия не поможет. Эта пессимистическая позиция очень распространена среди современных буржуазных психологов и педагогов, которые пытаются обвинить природу, гены, в крайнем социальном неравенстве между людьми и тем самым увековечить систему воспитания, созданную классовым обществом. В недавней статье в «Литературной газете» один американский теоретик попытался убедить читателей, что восемьдесят процентов «мозгов» — это результат удачного сочетания генов, определяющих развитие мозга, необходимого для «ума», и что только оставшиеся двадцать процентов зависят от условий воспитания и образования. Другие теоретики идут еще дальше и утверждают, что только шесть процентов людей от рождения наделены мозгом, способным к творчеству, а остальные девяносто четыре процента с детства обречены самой природой (или Богом) на нетворческий труд, не требующий разума, на бессмысленное повторение «операций» по заранее заготовленным правилам, инструкциям. Ибо только в этом процессе (а не в биологическом развитии мозга) впервые возникают и затем развиваются до своего высшего уровня все специфически человеческие психические функции — сознание, воля, интеллект, воображение, способность понимать речь и говорить, способность к «самосознанию» и все остальное. Такие условия, в которых талант и одаренность были бы нормой, а не счастливым исключением из нее. Естественный статус человеческого существования.
Вся человеческая наука (все знание, вся человеческая культура) — это не более чем с трудом добытые, выловленные, часто лишь угадываемые — и, возможно, не совсем правильные и точные — ответы на вопросы. Вопросы, которые жизнь (история) когда-то ставила перед людьми, заставляя их задуматься о себе. На вопросы, которые с тех пор постоянно возникают перед людьми в гуще живой, реальной жизни, а потому и сегодня понятны каждому живому человеку.

Автор книги: Борис Поломошнов

Мы кормим его искусно сделанной и даже пережеванной сквозь чужие зубы «духовной пищей», часто забывая объяснить ему, что кусок хлеба, который он ест, кто-то испек из муки, из зерна, перемолотого жерновами, а до этого — выращенного в поле, вспаханного плугом. В результате он либо легко меняет одну догму на другую, прямо противоположную, либо начинает относиться к обеим с одинаковым недоверием. Колеблясь некоторое время между взаимоисключающими взглядами, он в конце концов перестает доверять каким-либо «общим истинам»; он приходит к выводу, что «все относительно», причем «относительно» только в зависимости от того, «с какой стороны посмотреть». И тогда в его глазах различие между истиной и ложью, между красотой и уродством, между правдой и ее искусной имитацией становится совершенно размытым.

. все ваши любимые книги онлайн

Все четверо свободно (без преувеличения — блестяще) владеют словесным языком. И не только в дактилической (пальцевой) и печатной форме его выражения, но и в форме достаточно артикулированной живой устной речи. Человек, мыслящий диалектически (проще говоря, умный человек), отличается от недиалектически мыслящего односторонне (глупого) тем, что взвешивает все «за» и «против» сам и заранее, не дожидаясь, пока оппонент подсунет их ему под нос. Он заранее учитывает все недостатки, их цену и вес, заранее готовит контраргументы.

Описание книги

Но в отношениях ребенка и взрослого такая ситуация не может иметь места. Это не может быть спор между равными, между равными и в то же время противоположными точками зрения, между двумя противоположными образами одной и той же вещи.
Человек, который добросовестно и тенденциозно собирает только «плюсы», только «подтверждения» своего тезиса, оказывается очень плохо вооруженным. Он терпит поражение в споре тем более уверенное, тем более неожиданное, чем более он был слеп к таким фактам, к таким сторонам действительности, которые могут служить (и служат) основанием для прямо противоположного взгляда-тезиса (для антитезиса).

. все ваши любимые книги онлайн

Этот эмпирический персонаж назван, по-видимому, довольно точно. Но выражается она совсем не так, как пытаются приписать ей буржуазные идеологи. Она выражает тот факт, что при нынешнем — капиталистическом — способе распределения общественного труда лишь меньшинство индивидов находится в нормальных условиях человеческого развития. Норма здесь превращается в привилегию, потому что система образования, созданная этой цивилизацией, призвана вырастить из большинства детей армию наемных рабочих, создать менталитет, не способный ни на что, кроме репродуктивной работы и следования навязанным извне схемам и «алгоритмам», разработанным «талантливым» меньшинством. Эта работа вознаграждается за свою принудительность и нетворчество подачками, подобно кускам сахара, которые дают медведю, катающемуся на велосипеде в цирке. Когда таких стимулов недостаточно, в игру вступает «отрицательное подкрепление» — наказание….. Сейчас эти студенты делают огромные успехи в освоении английского языка, и преподаватели поражаются тому, с какой легкостью студенты овладевают тонкостями иностранного языка — грамматикой, синтаксисом и стилистическими особенностями его структуры. Они просто запоминают их как готовые примеры, аксиомы и постулаты, даже не подозревая об их связи с противоречивыми реальными фактами. Это звучит как педагогическая притча, смысл и мораль которой выходит далеко за рамки проблемы воспитания слепоглухонемого ребенка. Не слишком ли часто мы, взрослые, продолжаем делать своими руками за ребенка и вместо него многое из того, что он мог бы сделать сам, оставляя его руки и его мозг без дела и в бездействии? Не слишком ли поздно мы постоянно передаем новые и более сложные виды деятельности, упорно продолжая их выполнять даже тогда, когда это не нужно и, следовательно, вредно? Не боимся ли мы часто возложить на него полную ответственность за принятое решение и выполненную работу, оправдывая себя тем, что мы сами все сделаем быстрее, умнее и лучше, чем он? Здесь снова работает всемогущая диалектика, превращая противоположности друг в друга. В данном случае это две противоположные, но одинаково бесплодные позиции, провоцирующие друг друга. В то же время они представляют собой две мертвые половины, на которые при определенных условиях воспитания распадается живой человеческий разум.
Именно такой кризис переживает сейчас мир развитых капиталистических стран. Как много пишут на Западе о кризисе школы, о кризисе всей системы воспитания и образования! Какие только рецепты спасения не предлагаются! Они даже призывают к разрушению школ, вплоть до анархических лозунгов: «Спасайтесь, как можете! — Когда вы непосредственно накладываете абстрактную формулу на факт (даже такой неопровержимый, как 2-2=4), то между ними может возникнуть вполне реальное противоречие, даже если и формула верна, и факт неопровержим. Это лишь даст вам понять, что вы еще не все рассмотрели в факте и что необходимо более тщательно изучить факт, вместо того чтобы сетовать на невинную науку, «абстракцию», в которой вся полнота факта не была и не могла быть выражена заранее. Но есть и третье решение, и оно не только приходит на ум само собой, но даже было известно Канту, поскольку оно было не только изложено, но и написано в блестящем литературном стиле его старшим современником — и даже философским предшественником — Клодом Адрианом Гельвецием в его двух всемирно известных трактатах «О разуме» и «О человеке». Гельвеций, один из духовных отцов Французской революции 1789-1794 годов, доказал всему миру, что разум на сто процентов является продуктом и результатом воспитания человека в обществе. Воспитание, понимаемое в самом широком смысле этого слова, то есть процесс, в ходе которого миллиарды микроситуаций, случайным образом переплетаясь между собой так, чтобы возник разум, или так, чтобы он не возник, то есть возникла глупость. Но Канта пугал твердый и категоричный материализм такой гипотезы. И испугался он не из-за личной робости, а из гораздо более серьезных побуждений. Поэтому он не осмелился даже серьезно рассмотреть гипотезу Гельвеция. Это была слишком смелая гипотеза для всех людей эпохи Канта. Не только для самого Канта. Она все еще кажется слишком смелой, надуманной для многих просвещенных людей, даже для специалистов, изучающих природу и происхождение психики…

Автор книги: Борис Поломошнов

Предположение жесткое: психики вообще не существует и она не возникнет «сама собой». Его нужно «сделать», сформировать, воспитать, создать. Для этого вам нужно точно знать: что вы хотите сформировать? Что такое психика вообще? Что такое человеческая психика — интеллект, сознание, воля? Где проходит граница между психикой животного и психикой человека? При каких условиях работает психика — интеллект, сознание, воля? При каких условиях психика человека развивается нормально, а при каких возникает уродливое искажение, педагогический брак? Это все вопросы, с которыми должны столкнуться каждая мать и отец, каждый детский сад, каждая школа и каждый колледж. Но — и в этом специфика работы с глухонемым ребенком — здесь все эти проблемы предстают «в чистом виде». В обычных случаях психика ребенка формируется в условиях «педагогической стихии», то есть под воздействием миллиардов разнообразных, пересекающихся и противоречивых факторов и влияний, в массе которых очень трудно выделить ведущие и решающие, а спутать их с второстепенными и несущественными очень легко. Следовательно, существует масса иллюзий, заблуждений и аберраций, которые лежат в основе ложных идеалистических концепций умственного развития. В нашем случае, с другой стороны, все условия и факторы формирования психики могут быть строго определены и контролируемы. Только вы — учитель-воспитатель — несете ответственность за все. Ничто не появляется и не развивается само по себе. Что если правы те, кто утверждает, что разум — это дар Божий? Или, в более современной и просвещенной терминологии, дар природы, врожденное свойство, зависящее если не на сто процентов, то по крайней мере на восемьдесят, от папиных и маминых генов, особенностей строения мозга?

Описание книги

Здесь раскрыли свою полную теоретическую несостоятельность не только искренне идеалистические представления о «душе» как особом нематериальном начале, которое «пробуждается» к сознательной жизни лишь будучи вживленным в человеческое тело, но и все разновидности натуралистического способа понимания природы психики. И прежде всего широко распространенный взгляд, согласно которому человеческая психика развивается в ходе простой, плавной эволюции психических функций, присущих всем высшим животным. Человеческая психика трактуется недиалектически мыслящими учеными как та же самая зоопсихика, только более разветвленная, более сложная и более утонченная, так что с их точки зрения вообще не может быть установлена фундаментальная, качественная граница.
«Случайность рождения» сразу же — с первых дней жизни — определяет, каким особым «случайным» обстоятельствам будет в основном подвержен человек, рожденный в духовную жизнь, какие особые «случайности» со всех сторон войдут в сферу его воспитания, какие особые будут доминировать, определять в ней.

… все любимые книги онлайн

Наука — как в своем действительном историческом развитии, так и в ходе индивидуального усвоения — всегда начинается с вопроса, обращенного к природе или к людям. Вот почему обучение (и преподавание) мышлению должно начинаться с умения грамотно задавать вопросы, или, что то же самое, с умения задавать серьезные, важные, а не воображаемые вопросы. Я передал вопрос — буква в букву, с использованием пальцевой азбуки (дактиль) — Саше Суворову, уверенный, что он лучше меня знает, как ответить, и Саша, не задумываясь, четко сказал в микрофон:

Автор книги: Борис Поломошнов

Кто это написал? Не удивляйтесь, опять тот же Георг Вильгельм Фридрих Гегель, самый известный мастер в истории философии, мастер совмещения несоединимых противоположностей. Только он был молод, двадцать пять лет, еще никому не известный философ. Но, возможно, это еще одно доказательство того, что только неумолимое время может примирить философию с молодостью, и что сам Гегель должен был дожить до сумерек, чтобы насладиться полетом мудрых ночных сов? Скептик еще не воспринимал (как и оба догматика) реальных противоположностей в составе самой вещи, не воспринимал ее объективной диалектики — борьбы противоположных тенденций в самой действительности. Он по-прежнему не знает вещь саму по себе, а знает только два ее противоположных, одинаково абстрактных догматических «описания», два односторонних представления вещи, то есть то «третье», которое для одного догматика рисуется как «А», а для другого как «не-А».

Описание книги

Давно известно, что вся мудрость начинается с удивления — со способности удивляться открытию того, что вещи, которые раньше казались очевидными для вас и других, общеизвестными и потому не требующими размышлений, вдруг оказываются загадочно неясными, диалектически запутанными.
Иногда философия представляется молодым людям в образе седовласого мудреца, неторопливо размышляющего в тихом одиночестве о таинственных глубинах мироздания, о «трансцендентном единстве апперцепции» и тому подобных предметах, требующих отрыва от временности, от ее радостей и печалей.

…все ваши любимые книги онлайн

А что бы мы сказали об учителе арифметики, который заставляет своих учеников подделывать наизусть ответы, напечатанные в конце сборника заданий, не показывая им задания, к которым эти ответы относятся? А реальное богатство жизни, еще не постигнутое ребенком, и используется лишь как огромное богатство «наглядных примеров», лишь подтверждающих готовые, бессмысленно заученные, их ксерокопии школьные истины.

Автор книги: Борис Поломошнов

Не имея возможности по-настоящему усвоить определенные знания, то есть индивидуально воспроизвести их, индивидуально повторить историю своего рождения, ребенок вынужден «переводить» их, «переводить» их — бессмысленно заучивать. Эта педагогика вызывает формирование так называемой «свободной памяти», но она не формирует ум, мышление или способность суждения. Этот вывод подтверждается многочисленными фактами, собранными в детской психологии, в исследованиях ранних стадий интеллектуального развития человека. Многие исследователи прямо спотыкаются о такие факты.

Описание книги

Я был и остаюсь физически слепым, и если бы не наука, был бы обречен на бессознательное существование в мире темноты и неподвижности, как физической, так и духовной — в прямом и переносном смысле этих страшных слов. В мире, где есть только материя, но нет духа, нет психики, нет сознания и воли, нет мышления и речи; где есть только примитивные органические ощущения собственного тела, его физические состояния, но нет образа внешнего мира. Даже самые неопределенные, не говоря уже об «адекватных» …
Кант вовсе не был трусливым человеком. Трусливой была его эпоха, которая еще не определилась с выбором окончательного и бесповоротного революционного пути из запутанной и противоречивой исторической ситуации. Как только время стало смелым, философия тоже стала смелой. И результатом всей ее решительной атаки на проблему стал вывод: своим умом, своим мышлением, своей способностью судить человек обязан не Богу и не природе.

. все ваши любимые книги онлайн

И, я бы добавил, более одаренным, чем могут сделать наши школы и наши университеты, пока еще далекие от большинства зрячих людей. В этом убедится каждый, кто имел возможность познакомиться с четырьмя замечательными людьми — Сергеем Сироткиным, Наташей Корнеевой, Сашей Суворовым и Юрием Лернером. Сейчас, будучи слепоглухими, они успешно заканчивают высшее образование на факультете психологии Московского государственного университета. По единодушному мнению профессоров и преподавателей, они не только высокообразованные специалисты в области психологии, но и несомненно талантливые мастера своего дела. Все с детства знают международную басню о дураке, который не вовремя и не к месту произносит заученную фразу — фразу, которая вполне уместна в других случаях («много не унесешь»). Мораль этой басни одинакова в фольклоре всех народов Земли — да, можно выучить и запомнить множество правильных фраз (и даже научных теорем!) и все равно навсегда остаться дураком, неразумным человеком. Даже после изучения фразеологии, терминологии и «семантики» целой науки вместе с набором правил (алгоритмов) преобразования одних фраз в другие.

Автор книги: Борис Поломочнов

Ум, интеллект, вообще говоря, формируется только в процессе индивидуального усвоения умственной культуры, созданной трудом всех предыдущих поколений людей. На самом деле, разум — это не что иное, как исторически сложившаяся ментальная культура, ставшая личным достоянием, личной собственностью человека. «Ум» («мудрость») — это не «знание» как таковое, это не набор сведений, заложенных в память в результате обучения, это не информация, и это не набор правил сочетания слов со словами, терминов с терминами. Это способность правильно распоряжаться знаниями, способность соотносить эти знания с фактами и событиями реальной жизни, объективной действительности, и, самое главное, самостоятельно приобретать, пополнять эти знания — именно так каждый действительно мудрый философ уже давно определяет понятие «разум». Поэтому простое усвоение знаний, то есть их запоминание, не обязательно ведет к формированию интеллекта, мышления В соревновании по простому запоминанию информации самый умный человек не сможет конкурировать с самым глупым и несовершенным компьютером. Но в этом его преимущество перед ним — преимущество обладания разумом.

Описание книги

Могут сказать (и говорят): так и с глухонемыми, и в «норме». — все по-другому. Да, все изменилось, но только на первый взгляд, на поверхности явлений. Известно, например, что психика слышащего ребенка формируется гораздо раньше, чем он научится управлять миром с помощью рук. Это порождает иллюзию, что она развивается независимо от ручной деятельности и до нее — такова «фактическая» основа всех идеалистических теорий «пробуждения души». В действительности, как хорошо показывают эксперименты Брунера, основой развития психических функций младенца остается работа рук, но не его собственных рук, а рук его матери, которыми он очень рано учится управлять, командовать ими, заставляя их делать именно то, что ему нужно. Но сначала они делают то, что ему нужно, и он контролирует их в пределах того, что они делали без его приказов и до актов «контроля» с его стороны.
В этом случае может помочь другая наука — психология. Он изучает не мозг как таковой, как материальный орган психической деятельности, а сам состав психической деятельности, который не встроен в мозг «от природы», а появляется только в течение жизни, в процессе приручения человека — обладателя этого мозга — к жизни исторически сложившейся культуры.

… все ваши любимые книги онлайн

Воспитать догматика — значит предложить ему гору готовых истин, которые нужно усвоить, — формулы, законы, правила и алгоритмы — и в то же время приучить его смотреть на окружающий мир как на огромный резервуар примеров, подтверждающих эти истины. Он привык видеть вокруг себя только те факты, которые иллюстрируют правильность школьного учебника, а остальное игнорирует как нечто несущественное, от чего нужно абстрагироваться, чтобы прийти к «чистой истине». Ибо разум («дух») объективно закреплен не в генах, не в биологически данной морфологии тела и мозга индивида, а только в продуктах его труда, и потому индивидуально воспроизводится только в процессе активного присвоения вещей, созданных человеком для человека, или одновременно в процессе приобретения способности по-человечески пользоваться и распоряжаться этими вещами.

Описание книги

Таким создан человек, для которого мир научных понятий — одно, а мир реальной жизни — нечто совершенно иное, непохожее. Два мира, между которыми нет ни моста, ни прохода. Он не знает и не ведает, как один мир «превращается» в другой, как из чащи жизни, из брожения «вещей в себе», возникают чистые кристаллы знания и скольких трудов это стоит людям. Мы кормим его искусно приготовленной и даже пережеванной сквозь чужие зубы «духовной пищей», часто забывая объяснить ему, что кусок хлеба, который он ест, испечен из муки, из зерна, перемолотого жерновами, а до этого он рос на поле, вспаханном плугом.

Автор книги: Борис Поломошнов

Сам Кант вовсе не был трусливым человеком. Трусливой была его эпоха: она еще не решилась выбрать окончательно и бесповоротно революционный путь выхода из запутанной, противоречивой исторической ситуации. Как только время стало смелым, философия тоже стала смелой. И результатом всей его решительной атаки на проблему стал вывод: человек обязан своим разумом, своим мышлением, своей способностью судить ни Богу, ни природе.
То, что догматизм рано или поздно обязательно перерастает в скептицизм, — давно известный закон философии и психологии. Понимая это, Гегель рассматривал скептицизм как следующий (и потому более высокий, чем догматизм) этап в развитии разума и человечества, как «естественную» форму преодоления наивного и детского догматизма, как шаг вперед.

. все любимые книги онлайн

И никому еще не удалось его сформулировать, и есть все основания полагать, что никогда не удастся, поскольку эта затея по своей сути невыполнима. Более того, это подтверждается современной математической логикой, которая доказывает, что такая идея таит в себе противоречие, которое невозможно разрешить в принципе. Как в понятии «нормальное множество всех нормальных множеств» или «каталог всех каталогов». Должен ли каталог всех каталогов также включать себя в свой реестр? Если нет — он не может претендовать на то, чтобы быть полным списком всех; в нем будет отсутствовать кто-то один. Если это произойдет, то будет еще хуже: ему придется включить себя (т.е. одного из многих) в себя как часть всех каталогов, именно для того, чтобы представить эту часть как исчерпывающий список всех частей….. Это так же несовместимо с марксистско-ленинским пониманием проблемы мышления, как и с коммунистическим отношением к человеку. Все равны по природе, в том смысле, что подавляющее большинство людей рождается с биологически нормальным мозгом, и поэтому каждый человек может — чуть легче и быстрее, чуть труднее и медленнее — приобрести все «способности», выработанные историей культуры.

Описание книги

Но даже самый сложный вопрос коренится в повседневном опыте людей, он вырастает из него, и поэтому всегда можно проследить — шаг за шагом — как именно, из столкновения каких фактов он возник.Непосредственная причина этого трагического состояния — глухота. Одновременное отсутствие зрения и слуха. Является ли она врожденной или приобретенной в раннем детстве (в результате болезни или несчастного случая), это не меняет дела, потому что в случае ранней глухоты все те задатки психики человека, которые были сформированы до того, как случилось несчастье, очень быстро деградируют и полностью исчезают. И это при вполне нормальном (с биологической, медицинской точки зрения) мозге.

Автор книги: Борис Поломошнов

Без этого духовного здоровья в наше время очень легко потеряться и утонуть в стремительном потоке информации, который обрушивается на человека со всех сторон каждый день и каждый час. Тем более что этот поток приносит не только хорошую духовную пищу. Забота о духовном здоровье, таким образом, имеет и прямой социальный смысл, важный для каждого человека.
Вторая знаковая система — язык — упорно отказывалась прививаться. Слепоглухонемой ребенок не принял его органически, отвергая все настойчивые попытки учителей привить ему «условные отношения» между вещью и «знаком». Опыт показывает, что требуется восемь тысяч настойчивых предложений, чтобы создать одно условное отношение между «знаком» и «обозначаемым». все ваши любимые книги онлайн

Они были и остаются физически слепоглухими, и если бы не наука, они были бы обречены на бессознательное существование в мире тьмы и неподвижности, как физической, так и духовной — в прямом и переносном смысле этих ужасных слов. В мире, где есть только материя, но нет духа, нет психики, нет сознания и воли, нет мышления и речи; где есть только примитивные органические ощущения собственного тела, его физические состояния, но нет образа внешнего мира. Элементарная логика, которая формулирует именно такие жесткие правила мышления, категорически отвергает саму возможность существования такого правила, иначе все остальные ее правила, по которым она обязывает всех (включая себя) мыслить, оказываются «неправильными». Ведь в самом понятии «отношение к себе» заложен парадокс, противоречие и антиномия. Более того, психики нет вообще, даже в самых элементарных ее формах, которые присущи если не от рождения, то от рождения каждому высшему животному. Это существо, как правило, неподвижно и напоминает растение, кактус или фикус, которое живет только до тех пор, пока находится в непосредственном контакте с пищей и водой, и бесшумно умирает, если забыть его покормить или подкормить и защитить от холода. Он не сделает ни одной попытки добраться до еды, даже если она находится в полуметре от его рта, не подаст даже писклявого сигнала о том, что голоден, не спрячется под теплым одеялом от сквозняка, не ответит на ласковый голос и улыбку матери. Это человекоподобное растение, не имеющее психики. Он будет расти в размерах, но у него не будет психики. Получается, что человек, которому с детства надоели «сковородки абсолютной науки» (так иронично выразился молодой Маркс об этой «педагогике») не видит — и не может видеть — живых птиц, летающих в небе над его головой. Он просто не соотносит их друг с другом — жареных рябчиков и резвых птиц, порхающих среди кустов…

Автор книги: Борис Поломошнов

Мозг продолжает развиваться, усложняя свои морфологические структуры, то есть мозг продолжает развиваться по программам, заложенным в генах, в цепочках молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты, но ни одна, даже самая примитивная связь между нейронами, обеспечивающая его психическое функционирование, не будет создана. Мозг навсегда останется лишь органом, контролирующим процессы в теле этого лишенного жизни существа — процессы кровообращения, пищеварения и выделения, газообмена и терморегуляции, процессы, происходящие без участия психики и не нуждающиеся в ее помощи.
Они росли на моих глазах. Я видел, как шаг за шагом происходило это невероятное чудо: таинство рождения душ и формирования талантов. В этом не было ничего мистического. Это был огромный труд педагогов-воспитателей, продуманный до мелочей на основе научно-материалистического понимания природы человеческой психики, условий и законов ее формирования и развития. И, что самое главное, работа Я. Соколинский — А. Мещеряков с самого начала имела значение, выходящее далеко за пределы дефектологии, она давала возможность ставить и решать самые кардинальные проблемы общей психологии, проблемы, имеющие самое непосредственное значение для каждого человека. «Особенность рассматриваемого эксперимента, — говорит А. Леонцев, постоянный член Академии педагогических наук при Ученом совете факультета психологии МГУ, — состоит в том, что он создает условия, в которых осуществляются зримые, хочется сказать, почти осязаемые и, более того, растянутые во времени, словно на замедленной кинопленке, ключевые события процесса становления личности, формирования (подумать только!) сознания человека, условия, открывающие как бы окно в самые глубинные пласты его природы». Очень точные слова.

. . все ваши любимые книги онлайн

Да, здесь, видимо, и весь секрет. Секрет и ума, и таланта, и «силы судить». Все те загадочные свойства, которые люди, не в силах понять их природу и происхождение, уже тысячи лет пытаются объяснить либо вмешательством всемогущего Бога, либо той же всемогущей случайностью, объединяющей в уникальные материальные комплексы атомы, молекулы и нейроны в «одаренном мозге». Он вступает на путь труда. Работа превращает его в человека. Поначалу потребности, заставляющие его работать, не очень отличаются от потребностей его ближайших животных предков. Но чем дальше он продвигается, тем больше эти потребности становятся другими. В частности, человек. И именно эта работа делает их такими, преобразуя не только внешнюю природу, но и органическую природу самого человека.

Описание книги

Мудрец — человек, наделенный способностью судить — на каждом шагу делает именно это — ему удается все «правильно». (т.е. в соответствии с каким-то таинственным «правилом») применяют какое-то конкретное «правило». Дело в том, что традиционная философия, представленная своими лучшими выразителями — трудами таких людей, как Демокрит и Платон, Декарт и Спиноза, Кант и Гегель, Гельвеций и Дидро, Маркс и Энгельс, Плеханов и Ленин, — на протяжении двух тысяч лет своей истории выработала прямо противоположное решение одной и той же проблемы.

Американские психологи, опираясь на всемирно известный, уникальный факт успешного обучения Эллен Келер, первой в мире слепоглухонемой девочки, достигшей достаточно высокой степени духовного развития, настаивали на том, что язык, слова и речь являются тем ключом, которым она может открыть дверь в сферу человеческой культуры. Но никто не смог реконструировать «чудо Элен Кёлер» на основе такого понимания. В то время уникальность этого факта, интерпретированного как «акт пробуждения бессмертной души силой божественного глагола» (т.е. силой слова), объяснялась феноменальной гениальностью девочки, уникальными свойствами ее мозга, невоспроизводимой генетической одаренностью ее натуры и подобными обстоятельствами, непредсказуемыми для педагогического искусства. Однако в науке доказательную силу имеет только тот эксперимент, который можно повторить и воспроизвести. Чудо», в той мере, в какой оно кажется чудом, по сути, исключает такую возможность.
В начале своих поисков — еще в 1920-е годы — Я. Соколинский пытался начать свою работу именно с этой идеи, которая основывалась на примитивном, механистическом материализме. Однако очень быстро он обнаружил, что этот путь ведет в тупик. Прирученное животное, даже очень умелое и умное, как животное, — это все, что может дать педагогика, основанная на этом понятии. Человеческое поведение, свидетельствующее о наличии у человека специфических психических функций — сознания, воли, интеллекта, самосознания — не возникло, и никакое количество «поощрений и наказаний» здесь не поможет.

. Все ваши любимые книги онлайн

А есть и третье решение, которое не только приходит на ум само собой, но было известно даже Канту, поскольку его не только дал, но и блестяще литературно сформулировал его старший современник — и даже философский предшественник — Клод-Адриан Гельвеций в двух всемирно известных трактатах — «О разуме» и «О человеке». Гельвеций, один из духовных отцов Французской революции 1789-1794 годов, доказал всему миру, что разум на сто процентов является продуктом и результатом воспитания человека в обществе. Воспитание, понимаемое в самом широком смысле этого слова, то есть процесс, в ходе которого миллиарды микроситуаций, случайным образом переплетаясь между собой так, чтобы возник разум, или так, чтобы он не возник, то есть возникла глупость. Но Канта пугал твердый и категоричный материализм такой гипотезы. И испугался он не из-за личной робости, а из гораздо более серьезных побуждений. Поэтому он не осмелился даже серьезно рассмотреть гипотезу Гельвеция. Это была слишком смелая гипотеза для всех людей эпохи Канта. Не только для самого Канта. Это все еще кажется слишком смелым, слишком надуманным для многих просвещенных людей, даже для специалистов, изучающих природу и происхождение разума….. Все четверо свободно (без преувеличения — блестяще) владеют вербальным языком. Причем не только в дактилической (пальцевой) и печатной форме его выражения, но и в виде вполне внятной живой устной речи. Они часто выступают с лекциями и речами перед огромными аудиториями — перед учеными, студентами, рабочими — и зал всегда слушает их затаив дыхание.

Описание книги

Давно известно, что вся мудрость начинается с удивления — со способности удивляться, обнаруживать, что вещи, которые раньше казались очевидными для вас и других, общеизвестными и потому не нуждающимися в осмыслении, вдруг становятся загадочно неясными, диалектически запутанными. И тогда философия перестает писать серым по серому. С помощью этой краски невозможно передать блеск утренней зари; с ее помощью можно лишь изобразить образ погружения в ночь, где все кошки серые. Свет солнца нового дня, еще тускло мерцающий над горизонтом, заставляет философию взять в руки палитру, на которой представлены все цвета спектра, с их оттенками, контрастами и тонами. Переходные тона между белым и черным отсутствуют. В такие времена начинает сиять и сверкать совсем другой литературный стиль философского письма — стиль Вольтера и Дидро, Фейербаха и Маркса, Плеханова и Ленина. Стиль, в котором преуспел сам молодой Гегель. И это один из самых верных симптомов того, что философия пробуждается к новому, молодому дню, что ее интересы совпадают с интересами молодости, что она принимает новые, молодые формы жизни. И педантично-монотонная, «ученая» болтовня «серое над серым», навевающая сон и скуку, в такие эпохи теряет свою ценность. Даже когда говорят правдивые вещи: это доказывает, что все действительно правдивое в произведении давно и прочно усвоено, и его попугайское повторение уже никого не интересует….. Особенно не для молодых.

Автор книги: Борис Поломошнов

Ум — пусть даже тусклый и ограниченный — должен, по Канту, быть до, вне и независимо от всякого обучения, всякого воспитания, «и его недостаток не может быть восполнен никакой школой, потому что школа может только снабдить ограниченный ум и как бы вбить в него все правила, но умение правильно пользоваться ими должно принадлежать самому ученику, и в случае недостатка этого природного дара никакие предписанные ему для этой цели правила не защитят его от неправильного их применения». [4] (т.е. от глупого применения самой мудрой науки).
Это искусство, которому учит людей марксистско-ленинская философия, материалистическая диалектика как логика и теория познания современного материализма. Эту науку хорошо изучать с раннего возраста, потому что только она может научить нас правильному литературному обращению с теми «абстрактными» истинами, которые окружают современного человека со всех сторон — практически с колыбели или, во всяком случае, со школьной скамьи. Все ваши любимые книги онлайн

«Поэтому молодому человеку кажется, что лучшее средство доказать, что он вышел из детского возраста, — это пренебречь теми наставлениями, которые имели благую цель, и, привыкнув к догматизму, он жадно пьет яд, который догматически разрушает его основы. «3] Правда, для некоторых такая перспектива кажется утопичной. Невозможно сделать всех мудрыми, сколько бы мы ни просили. Одни люди наделены природой способностью (и потребностью) стать хозяевами этого богатства, накопленного человечеством, в то время как другие обречены природой на существование в качестве «репродуктивной бездарности». Именно поэтому, утверждают они, никакая коммунистическая реорганизация системы образования не сможет преодолеть мощную силу «естественного неравенства талантов». Так думают многие, даже очень образованные люди. И не только на Западе.

Описание книги

Тем не менее, последующее развитие философии — до Фихте, до Гегеля и далее до Маркса, Энгельса и Ленина — все же полностью оценило правоту Гельвеция и его друзей. Но это требовало не только философски смелого ума, чем у Канта, но и более смелой эпохи и более решительного времени, чем у Канта. Самокритика — это синоним независимого мышления. Без него ваш разум навсегда останется зависимым от разума другого человека, который будет стоять рядом с вами и беспристрастно критиковать любую однобокость вашего взгляда (в философии это называется абстрактностью), вашу детскую склонность видеть все с вашей узкой точки зрения.

Но жернова жизни и образования продолжают вращаться со скрипом, грохотом, скрежетом, ломая молодые жизни, калеча судьбы, заставляя молодых людей думать, размышлять и искать выход из трагической ситуации.
Само собой разумеется, он представляет себе процесс производства знаний — абстрактных истин, которые он выучил наизусть — не просто поверхностно, а просто ошибочно, более или менее так, как это представляют плохие учебники формальной логики, как простую процедуру абстрагирования «общего», то есть «того же самого», из множества «похожих» случаев. Вот и все. И что на самом деле человек делает и всегда делал на «кухне науки». — не знает. И именно поэтому он сам не знает, как это сделать.

. все любимые книги онлайн

Диалектика, диалектическое мышление — это не мистически-мистическое искусство, доступное лишь избранным. Это просто правильная логика специфически человеческого мышления, которую необходимо воспитывать с детства. И никто еще не смог сформулировать его, и есть все основания полагать, что это никогда не станет возможным, потому что эта затея невыполнима по самой своей природе. Более того, это подтверждается современной математической логикой, которая доказывает, что такая идея таит в себе противоречие, которое невозможно разрешить в принципе. Как в понятии «нормальное множество всех нормальных множеств» или «каталог всех каталогов». Должен ли каталог всех каталогов также включать себя в свой реестр? Если нет — он не может претендовать на то, чтобы быть полным списком всех; в нем будет отсутствовать кто-то один. Если это произойдет, будет еще хуже: ему придется включить себя (т.е. одного из многих) как часть во все каталоги, и только эту часть представить как полный список всех частей…

Описание книги

Что бы мы сказали об учителе арифметики, который заставляет своих учеников подделывать наизусть ответы, напечатанные в конце книги, не показывая им задачи, на которые они отвечают? Как они смогут освоить решение даже самых простых задач? Наша система образования несет в себе лозунг всестороннего и гармоничного развития каждого человека, включая, конечно же, высочайшее развитие интеллекта, мышления, суждений, понимания окружающего мира и самостоятельного углубления знаний. А не способность жить по чьему-то разумению. Потому что без высочайшего уровня развития этих способностей, конечно, ни о каком гармоничном развитии личности речи быть не может.

Автор книги: Борис Поломочнов

Тогда есть высокообразованные и незаменимые специалисты в науке, изучающей одну из самых сложных — если не самую сложную — загадку мироздания — проблему происхождения и развития человеческого духа, человеческой психики, проблему «души», как ее называли раньше. Прекрасно понимая, что именно этой науке они обязаны тем, кем стали, все четверо решили посвятить свою жизнь, свою энергию разгадке тайны рождения души — продолжению уникального дела своих учителей — Ивана Афанасьевича Соколинского (1889-1961) и Александра Ивановича Мещерякова (1923-1974). Они знают его истинную ценность и истинную силу, его значение для людей, для будущего всего человечества.
Иммануил Кант (именно он является автором цитируемого рассуждения) и делает вывод: способность суждения, как способность применять правила, не может быть установлена ни в виде другого правила, ни даже в виде сколько-нибудь продуманной их системы Вывод абсолютно безупречен с точки зрения современной математической логики.

. Все ваши любимые книги онлайн

Потому что только в ходе этого процесса (а не в результате биологического развития мозга) впервые возникают и затем развиваются до своего высшего уровня все без исключения специфически человеческие психические функции — сознание, воля, интеллект, воображение, понимание речи и способность говорить, способность к «самосознанию» и все остальное. Таким образом, мы получаем человека, для которого мир научных понятий — это одно, а мир реальной жизни — нечто совсем другое, на него не похожее. Два мира, между которыми нет ни моста, ни прохода. Он не знает и не ведает, как один мир «превращается» в другой, как из чащи жизни, из брожения «вещей в себе» образуются чистые кристаллы знания и скольких трудов это стоит людям.

Описание книги

«Разум» («мудрость») — это не «знание» само по себе, не набор данных, заложенных образовательным путем в память, не информация и не набор правил, связывающих слова со словами, понятия с понятиями. Это способность правильно распоряжаться знаниями, способность соотносить эти знания с фактами и событиями реальной жизни, объективной действительности, а главное — самостоятельно приобретать, пополнять эти знания — именно так уже давно каждый по-настоящему мудрый философ определяет понятие «разум». Поэтому простое усвоение знаний, то есть их запоминание, не обязательно ведет к формированию интеллекта, мышления В соревновании по простому запоминанию информации самый умный человек не сможет конкурировать с самым глупым и несовершенным компьютером. Другими словами, по-научному вежливо сказать, что только шесть процентов людей умны от рождения, а остальные девяносто четыре процента по той же причине попадают в категорию неизлечимых дураков, «чистых репродукторов», как предпочитают называть их сторонники этой философии. «Репродукторы» — это те, кто способен только к «репродукции», то есть к работе по монотонному и однообразному воспроизведению одних и тех же однажды выученных операций, схемы (правила) которых были придуманы для них «умными» людьми.

Автор книги: Борис Поломошнов

Таким образом, разум правомерно определить как способность суждения. Этот факультет нельзя вложить в голову в готовом виде, в виде строгого правила, в виде алгоритма, потому что это было бы «правило для применения всех возможных правил», и тем более «ко всем возможным частным случаям».
Что если правы те, кто утверждает, что разум — это дар Божий? Или, выражаясь более современной и просвещенной терминологией, дар природы, врожденное свойство, которое зависит если не на сто процентов, то по крайней мере на восемьдесят, от генов отца и матери, особенностей мозга?

… все ваши любимые книги онлайн

Дело в том, что истинная философия уже более двух тысяч лет изучает именно проблему разума, мышления, «ума», и поэтому ей есть что сказать об этом людям. Она опирается на прочный фундамент более чем двухтысячелетней практики «тренировки ума» и подводит довольно серьезные итоги этой практики, а реальное богатство жизни, еще не постигнутое ребенком, используется лишь как огромная сокровищница «наглядных примеров», которые лишь подтверждают готовые, бессмысленно заученные предписания школьных истин.

Описание книги

Марксистско-ленинское учение, теория научного коммунизма, предлагает молодежи единственный убедительный, теоретически выверенный выход. Но молодым людям в капиталистических странах не всегда легко найти прямой путь к этому. Однако рано или поздно они обнаруживают, что это единственный выход. Этот выход заключается в коммунистическом преобразовании всей системы общественных отношений между людьми, включая систему отношений между «воспитателями» и «воспитанниками». Наука возникает там, где возникают проблемы, которые нельзя решить ненаучными средствами и способами мышления, обычным здравым смыслом. Только здесь, по сути, возникает необходимость специального научного мышления, обучения, исследования.

Автор книги: Борис Поломошнов

Юра Лернер работает над расширением ассортимента наглядных пособий для слепых — рельефов, горельефов, рельефно-графических схем и рисунков. Когда безвременно ушел из жизни любимый учитель и друг Александр Иванович Мещеряков, Юра составил его скульптурный портрет. Теперь портрет отлит из бронзы.
Представление о врожденном, естественном происхождении способности (и неспособности) мыслить самостоятельно является одновременно следствием и причиной фактической неспособности (неумения) педагога разобраться в клубке факторов, условий, обстоятельств, формирующих или, наоборот, калечащих интеллект ребенка. И следствием, и причиной является неспособность сознательно организовать эти факторы и обстоятельства. Обвинить природу в своей неспособности — и совесть спокойна, и научные взгляды уважаемы. Виноваты гены.

. все ваши любимые книги онлайн

Наука — как в ее реальном историческом развитии, так и в ходе отдельных ее приобретений — всегда начинается с вопроса, обращенного к природе или к человеку. Вот почему обучение (и преподавание) мышлению должно начинаться с умения грамотно задавать вопросы, или, что то же самое, с умения задавать серьезные, важные, а не воображаемые вопросы. Я передал вопрос Саше Суворову, буква за буквой, используя пальцевый алфавит (дактиль), уверенный, что он сможет ответить на него лучше, чем я, и без колебаний Саша заговорил в микрофон:

Описание книги

Они были и остаются физически слепыми, и если бы не наука, они были бы обречены на бессознательное существование в мире тьмы и неподвижности, как физической, так и духовной — в прямом и переносном смысле этих страшных слов. В мире, где есть только материя, но нет ни духа, ни психики, ни сознания, ни воли, ни мышления, ни речи; где есть только примитивные органические ощущения собственного тела, его физических состояний, но нет образа внешнего мира. Даже самые расплывчатые, не говоря уже об «адекватных» one…. А советская наука доказала, что это возможно, и показала как. Он обнаружил, что в этом случае можно открыть ребенку доступ ко всем сокровищам человеческой культуры и тем самым воспитать в нем всесторонне развитого, истинно одаренного человека.

Автор книги: Борис Поломошнов

Каждый, даже «тупой и ограниченный ум, — продолжает Кант, — может, тем не менее, путем обучения достичь даже науки». Но поскольку в то же время таким людям не хватает способности судить, нередко встречаются очень ученые люди, которые, применяя свое обучение, на каждом шагу обнаруживают этот неустранимый недостаток» [3].
При добавлении (при слиянии) известного числа атомов в ядерных реакциях происходит не только уменьшение первоначального числа атомов, но и так называемый дефект массы — уменьшение массы вещества….. Дважды два даст вам ровно четыре только при условии, что частицы материи, подвергнутые умножению, нисколько не изменятся от того, что подверглись такой операции. Если такие «одинаковые» объекты, подвергнутые умножению, вдруг дают нечто новое — объект не похож на них и обладает новыми свойствами, будьте готовы к тому, что числовой результат такого умножения не совпадает с результатом, вычисленным по таблице умножения.

… все ваши любимые книги онлайн

Скептиков никто специально не воспитывает. Напротив, против скептицизма (скептицизма) всегда борются, его всегда высмеивают и морально осуждают, особенно когда им запятнана молодежь. Но скептики продолжают появляться. Откуда это берется? Она исходит от догматиков, которые столкнулись с противоречиями жизни и потеряли себя в них. Это не что иное, как противоречия, однажды и кем-то ловко разрешенные, то есть способы ловкого разрешения резко сформулированных противоречий, но не способы абстрагирования от них.

Описание книги

Не здесь ли следует искать источник ходячего предрассудка о том, что только шесть процентов населения Земли от рождения обладают мозгом, способным к творческой работе? Эта научная предвзятость, облеченная в статистику, облеченная в термины генетики и физиологии высшей нервной деятельности, и «научные» рассуждения о врожденных «структурах мозга», которые якобы предопределяют степень одаренности человека, нелепо обвиняет природу (гены) в крайне неравномерном распределении развития между людьми в классовом обществе. Это просто проекция процента, выражающего определенную пропорцию в сфере нынешнего разделения труда — и, следовательно, способностей — на экран невинной биологии. В этой ситуации науки биологического цикла — физиология высшей нервной деятельности, медицина и нейрофизиология — оказываются совершенно беспомощными, ибо речь идет не об отсутствии биологических предпосылок и условий для возникновения психики, а о том, что глухота полностью перекрыла все привычные каналы связи мозга с миром человеческой культуры. Мозг оказывается в состоянии трагического одиночества, наедине с чуждым и непонятным для него «внешним миром вообще».

Автор книги: Борис Поломошнов

То он начинает жертвовать научной истиной в пользу «правды жизни» (а на самом деле в пользу конкретных фактов, озадачивающих его, но непонятных ему), то, наоборот, начинает обижаться и злиться на жизнь, которая не хочет развиваться «по науке» (а на самом деле по бессмысленно заученной им схеме), начинает игнорировать реальную сложность и противоречивость жизни и закрывать глаза на такие факты, которые не укладываются в заученную схему. ..
Представьте себе на минуту такую кулинарную школу, где будущих поваров старательно учат смаковать и есть готовую пищу, но где студентам даже не дают взглянуть на кухню, где эта пища готовится.

… все ваши любимые книги онлайн

То, что догматизм рано или поздно, но обязательно переходит в скептицизм, — давно известный закон философии и психологии. Понимая это, Гегель рассматривал скептицизм как следующий за догматизмом (и потому более высокий) этап в развитии разума как человечества, так и отдельного человека, как «естественную» форму преодоления наивно-детского догматизма, как шаг вперед. Согласно философии Канта, решение этого вопроса находится за пределами возможностей любого интеллектуального разума — научный разум в целом, как бы далеко он ни продвинулся на пути своих исследований, а значит и составляющий его ядро «факультет суждения», навсегда останется неразрешимой загадкой для самого себя. Это всегда будет выглядеть как парадокс, как «логически невозможный факт», как нечто «непостижимое», и именно поэтому (именно поэтому!) сам Кант был склонен считать, что «способность суждения» исходит от Бога, а не от природы. От особой благодати, а не от особенности мозговых конвульсий.

Описание книги

В этом случае может помочь совершенно другая наука — психология. Это наука, изучающая не мозг как таковой, как материальный орган психической деятельности, а сам состав психической деятельности, который не встроен в этот мозг «от природы», а появляется только в течение жизни, в процессе приобщения человека — обладателя этого мозга — к жизни в условиях исторически сложившейся культуры. Диалектически мыслящий человек (или, проще говоря, умный человек) отличается от недиалектически, однобоко мыслящего (глупого) человека тем, что он заранее взвешивает все «за» и «против» — сам с собой, не дожидаясь, пока оппонент засунет их ему в нос. Вот почему каждая система общественного разделения труда всегда создает и формирует систему образования, соответствующую ее потребностям, систему образования, которая в целом производит именно таких людей, которые нужны данному обществу, и в таких пропорциях, которые возникают в процессе совокупного производства.
Коммунистическое общество поставило перед собой великую и благородную цель — создать подлинно человеческие условия развития для всего народа, для каждого человека. Такие условия, в которых талант и одаренность были бы нормой, а не счастливым исключением из нее. Естественный статус человеческого существования.

Автор книги: Борис Поломошнов

Но чего он сам не знает и никогда не научится, так это понимать, что вещь одновременно такова, какой ее видит он и какой ее видит другой человек, смотрящий на нее с другой точки зрения. Это эгоцентризм.А жернова жизни и воспитания продолжают вращаться со скрипом, грохотом и дребезжанием, ломая молодые жизни, калеча судьбы, властно заставляя молодых людей думать, размышлять и искать выход из тяжелых ситуаций.

. все любимые книги онлайн

А есть и третье решение, которое не только приходит на ум само собой, но было известно даже Канту, ибо его не только дал, но и изложил в блестящей литературной манере его старший современник — и даже философский предшественник — Клод-Адриан Гельвеций в двух всемирно известных трактатах — «Об уме» и «О человеке». Гельвеций, один из духовных отцов Французской революции 1789-1794 годов, доказал всему миру, что разум на сто процентов является продуктом и результатом воспитания человека в обществе. Воспитание, понимаемое в самом широком смысле этого слова, то есть процесс, в ходе которого миллиарды микроситуаций, случайным образом переплетаясь между собой так, чтобы возник разум, или так, чтобы он не возник, то есть возникла глупость. Но Канта пугал твердый и категоричный материализм такой гипотезы. И испугался он не из-за личной робости, а из гораздо более серьезных побуждений. Поэтому он не осмелился даже серьезно рассмотреть гипотезу Гельвеция. Это была слишком смелая гипотеза для всех людей эпохи Канта. Не только для самого Канта. Для многих просвещенных людей, даже для специалистов, изучающих природу и происхождение разума, это все еще кажется слишком смелым, слишком надуманным….. И если эту работу можно квалифицировать как уникальный по своей чистоте и доказательности «эксперимент», то объектами эксперимента являются не они, а его полноправные и действительно незаменимые участники, которые знают проблему не только извне, но и изнутри, как свою собственную, и потому видят в ней то, что не может увидеть ни один провидец. Они становились объектами исследования только в начале своего пути, когда рождалась их личность, когда воспитатели создавали для нее прочную основу. Дальнейший путь — это собственный подвиг, сравнимый по своей нравственной ценности с жизнью Николая Островского, Алексея Маресьева, Ольги Скороходовой и других столь же славных героев нашей страны, нашей культуры.

Описание книги

В этих словах, пожалуй, все правда, кроме, пожалуй, одной детали — подчеркнутых нами двух слов о том, как это — «природный дар». Но сам Кант сомневался в их обоснованности. Он также допускал другую возможность, согласно которой это был вовсе не «природный дар», а полностью божественный. Он не только предпочел не вступать в спор между этими двумя теориями, но даже запретил себе вступать в него, считая (исходя из собственного понимания того, что такое мышление), что он в принципе и навсегда неразрешим, по крайней мере, научными средствами. В этом заключалась специфика его философии, его понимание «ума», «мышления», «разума» и его возможностей.
Человеческая психика начинается с чего-то маленького, незаметного, привычного. От способности использовать повседневные предметы по-человечески, от способности жить по-человечески в мире вещей, созданных человеком для человека. Чем больше этот мир открывается ребенку, чем больше эти вещи входят в сферу его деятельности — тем более рациональным он становится. Когда такое — практическое — мышление сформировано, обучение языку и речи перестает быть сложной проблемой и становится в основном делом техники. Когда человеку есть что сказать и есть потребность что-то сказать, он легко усваивает слово и умение умело им пользоваться. Сначала это язык жестов, а затем на смену ему приходит язык слов, который открывает ребенку двери на новые — ранее недоступные ему — этажи культуры — в мир Пушкина и Толстого, Спинозы и Ленина, Дарвина и Эйнштейна; общение с этими людьми вызывает новые сдвиги в его психике, поднимает на новый уровень не только культуру его речи, но и культуру его мышления, нравственного и эстетически развитого воображения.

Автор книги: Борис Поломошнов

Но когда рано или поздно система общественного производства переживает кризис, грозящий крахом общественного строя — готовится революционная ситуация — это обязательно выражается и в резком разрыве между образованием и жизнью. Согласованность между ними нарушается, образование и жизнь начинают «противоречить» друг другу, сталкиваясь в жестоком конфликте. Это всегда наиболее болезненно ощущается молодыми людьми… I. Соколянский и А. Мещеряков, тщательно проанализировав историю Елены Кёлер, сумели дать ей вполне рациональное объяснение, в основе которого лежали совершенно иные теоретические принципы, что позволило не только повторить успех педагогов Елены Кёлер, но и значительно превзойти его.

. все любимые книги онлайн

Их педагогическая стратегия и тактика основывалась на следующих принципах Животное активно приспосабливается к своей естественной среде, перемещаясь в ней в процессе удовлетворения биологически врожденных потребностей. Его психика просто возникает и развивается как функция такого образа жизни. Кроме того, совершенно не факт, что философия обязательно должна рисовать «серое на сером». В чем еще, как не в этом, старый Гегель был явно неправ. Вечерние сумерки действительно могут подсказать этот цвет как наиболее подходящий для изображения постепенно погружающихся во тьму «вековых» форм жизни. Но верно и то, что помимо вечерних сумерек существуют предрассветные сумерки, которые обязательно следуют за ними. Ночь никогда не бывает бесконечной, какой бы длинной и невыносимо темной она ни казалась. И неизбежно один рассвет торопливо сменяет другой, давая ночи если не полчаса, то во всяком случае не больше того срока, который необходим для того, чтобы под ее покровом мирно вызревали новые, молодые формы жизни, сменяя «постаревшие».

Описание книги

И советская наука доказала, что это возможно, и показала — как. Она обнаружила, что в этом случае можно открыть ребенку доступ ко всем сокровищам человеческой культуры, а значит, воспитать в нем всесторонне развитого, по-настоящему талантливого человека.
Все, на что может направить нас эта концепция, — это дрессировка, подобная той, что применяется к животным в цирке: на основе врожденных (условных) рефлексов выстраиваются все новые этажи условных рефлексов. Сначала первая, а над ней вторая система сигналов — слово, речь, язык. Результат — человек.

Автор книги: Борис Поломошнов

Два строго выработанных условных рефлекса, две четко отрепетированные схемы действий, прямо противоположные друг другу, сталкиваются здесь в столкновении, в конфликте, в противоречии. Для психики собаки это был невыносимый момент — момент превращения одного в другое, момент превращения объекта в его противоположность, момент «отождествления противоположностей»… Точка их схождения в одном и том же месте в одно и то же время. Вы уверены, что это абсолютно бесспорная и неоспоримая истина? Ты? Тогда вы никогда не станете математиком. В крайнем случае, из вас вырастет искусный калькулятор — несовершенная имитация примитивной счетной машины, которая может работать только под присмотром и руководством настоящего математика, понимающего, что дело все-таки не так просто. Все ваши любимые книги онлайн

Раскрыта в своей полной теоретической несостоятельности не только откровенно идеалистическая концепция «души» как особого нематериального начала, которое только «пробуждается» к сознательной жизни через все вариации натуралистического способа понимания природы психики. И прежде всего широко распространенный взгляд, согласно которому человеческая психика развивается в ходе простой, плавной эволюции психических функций, присущих всем высшим животным. Человеческая психика трактуется недиалектически мыслящими учеными как та же зоопсихика, только более разветвленная, более сложная и тонкая, так что с их точки зрения вообще нельзя провести никакой существенной, качественной границы. Выраженная в высоком философском стиле, способность «опосредовать общее с единичным, с индивидуальным, с исключительным». Способность определить, подходит или не подходит случай под «правила», установленные для вас культурой? Все, что вы знаете из собственного опыта, из школы, из учебы, из слов других людей, применимо к этому случаю или нет? Или вы сталкивались со случаем, когда всего, что вы знаете, недостаточно, когда вы не можете повторить то, что уже знаете, а вынуждены ломать голову и пытаться понять это самостоятельно?

Описание книги

«В области знаний мы видим, как то, что в прежние века занимало зрелый дух человека, сводится к знаниям, упражнениям и даже забавам детства; а в успехах педагогики мы узнаем набросанную, как бы в сжатом виде, историю образования всего мира.» [1].
Исходное условие жесткое: психики нет, и она не возникнет «сама собой». Он должен быть «сделан», сформирован или создан. Для этого вы должны точно знать: что именно вы хотите сформировать? Что такое психика? Что такое человеческая психика — интеллект, сознание, воля? Где проходит граница между психикой животных и психикой человека? При каких условиях формируется психика — интеллект, сознание, воля?

. все ваши любимые книги онлайн

Эти вопросы имеют разную степень сложности, трудности. Некоторые из них можно решить с помощью здравого смысла, то есть достаточно простого способа мышления, другие же требуют более развитого способа (метода) мышления — научно-теоретического. Тем не менее, философия, самая серьезная и глубокая, может найти свое место именно в ряду естественных удовольствий реальной жизни и стать такой же неодолимой потребностью ума, как спорт, физическая культура являются неодолимой потребностью молодого, энергичного тела. Это духовная потребность, которая в молодости часто находит ложный выход, мнимое средство удовлетворения. Это та самая потребность занять ум чем-то, которая часто растрачивается в свободное от других занятий время…

Автор книги: Борис Поломошнов

Когда в лаборатории И.П. Павлова был проведен эксперимент, наглядно продемонстрировавший существенную разницу между сознанием человека и психикой дрессированного животного, слюноотделительный рефлекс у собаки был точно выработан на изображение круга, а отрицательный — на эллипс. Затем этой собаке, обученной отличать эллипс от круга, предъявили изображение круга, превращающегося в эллипс (или эллипса в круг), т.е. изображение постепенно наклоняли. При виде этого неприятного зрелища собака немедленно настораживается и в какой-то критический момент либо впадает в истерическое состояние, либо впадает в тупую апатию, переставая как-либо реагировать на круг и эллипс….. И этот подвиг стал возможен потому, что они были воспитаны именно так — как люди с высокоразвитой человеческой психикой: остро аналитическим интеллектом, чистой совестью, упорнейшей волей, завидным воображением и критическим самосознанием, т.е. гармоничным сочетанием этих психических способностей, что с незапамятных времен люди называют личностью, творческой индивидуальностью или талантом.

Чем более «абсолютной», чем более «безусловной» и «самоочевидной» является та или иная «абстрактная истина», тем более серьезных подвохов от нее следует ожидать, тем осторожнее с ней следует обращаться, тем осмотрительнее и проницательнее с ней надо обращаться.
И, я бы добавил, более талантливыми, чем наши школы и наши университеты до сих пор смогли сделать большинство людей. В этом сразу убеждается каждый, кому довелось встретиться с четырьмя необыкновенными людьми — Сергеем Сироткиным, Наташей Корнеевой, Сашей Суворовым и Юрием Лернером. Сейчас, будучи слепоглухими, они успешно заканчивают высшее образование на факультете психологии Московского государственного университета. По единодушному мнению профессоров и преподавателей, они уже не только высокообразованные специалисты-психологи, но и, без сомнения, талантливые мастера своего дела.

. все любимые книги онлайн

Затем они претендуют на точное «измерение» — и это заранее — «соотношение» тех самых расплывчатых и неопределенных человеческих качеств…. Они измеряют и выражают в «точных числах» этот самый «коэффициент врожденной интеллектуальной одаренности», тщательно избегая даже понимания того, что именно они измеряют, что именно выражает их число. Единственный разумный, теоретически обоснованный выход из этой ситуации предлагает марксистско-ленинское учение, теория научного коммунизма. Однако молодым людям из капиталистических стран не всегда легко найти прямой путь к нему. Однако рано или поздно они обнаруживают, что это единственный выход. Этот выход состоит в коммунистическом преобразовании всей системы общественных отношений между людьми, включая систему образования — систему отношений между «педагогами» и «учащимися».

Автор книги: Борис Поломошнов

По сути, ни о каком воспитании личности человека здесь не может быть и речи, и фактически здесь решается только задача перевоспитания, задача «модификации поведения», а через него и психики, а еще точнее — калечения готовой личности, готовой психики, «неизвестно» откуда и как возникшей, Поскольку бихевиоризм с его грубо механистическим пониманием не может ответить на этот вопрос, он переносит его в биологию, видя основной источник человеческого поведения в сфере врожденных «мозговых структур», в наборе «безусловных рефлексов», инстинктивных «реакций», таких как голод, секс или страх. .. Оптимизм может сыграть с человеком злую шутку, если он необдуманный. И тогда молодость становится легкой добычей для философии, но, увы, очень плохой и плоской философии, и, несмотря на свой умный вид, она не более глубока, чем примитивный, инфантильный оптимизм, брошенный ради нее. Существует множество подобных философий, всех видов и на любой вкус. Они, как и религия, оберегают человека в минуты печали, в несчастье, в дни нагромождения гор мелких неприятностей. И все же лучше не ждать, пока некоторые из этих философий, выбрав момент, предваряют когтями поражение вашей депрессивной головы, притворяясь для начала хорошим утешителем. Гораздо мудрее позаботиться о том, чтобы вовремя, пока не угас естественный и здоровый оптимизм молодости, подружиться с настоящей, хорошей философией. С философией, которая учит одинаково ясно видеть и розы, и шипы реальной жизни. Философия, которая не ослепляет себя солнечным светом, которая хорошо помнит о мрачных тучах, нависших над горизонтами нашего века, и которая в мрачные дни ненастья напоминает нам, что за грозовыми тучами, однако, скрывается чистое и прозрачное небо. С диалектико-материалистической философией Маркса и Ленина. С материалистической диалектикой.

Описание книги

Кто это написал? Не удивляйтесь, это снова тот же Георг Вильгельм Фридрих Гегель, самый известный в истории философии мастер совмещения несоединимых противоположностей Только — молодой, двадцатипятилетний, как философ еще никто и ничего не знает Но, может быть, это еще одно доказательство того, что молодость и философию может примирить только неумолимое время, и что сам Гегель должен был дожить до сумерек, чтобы насладиться полетом мудрых ночных сов?
Их педагогическая стратегия и тактика основывались на следующем. Животное активно адаптируется к естественной среде, перемещаясь в ней в процессе удовлетворения биологически врожденных потребностей. Его психика возникает и развивается как функция такого образа жизни. Это его потолок.

… все ваши любимые книги онлайн

Корреляция расчетных и реально полученных чисел сигнализирует физику о том, что в ходе эксперимента появился какой-то новый, ранее неизвестный нам факт и поэтому неожиданно нарушил все предварительные расчеты, которые его не учитывали. Этот факт необходимо искать, чтобы разрешить противоречие, возникшее в математическом выражении, чтобы внести в расчеты ту поправку, которую он внес в реальный процесс. От природы каждый человек получает тело и мозг, способные развиться в «органы разума», стать разумным в самом высоком и точном смысле этого слова. И не от природы зависит, разовьем мы в конечном итоге разум или нет.

Автор книги: Борис Поломошнов

Несомненно, что более или менее согласованное функционирование производства вещей (сферы материального производства) и производства людей (т.е. сферы воспитания и обучения) всегда достигается не сразу и не автоматически. Воспитание догматика заключается в постепенном «подгоне» и перемалывании между своими жерновами множества жизней и судеб отдельных людей. Он привык замечать вокруг себя только те факты, которые иллюстрируют правильность школьных учебников, а остальное игнорировать как нечто несущественное, от чего нужно абстрагироваться, чтобы достичь «чистой истины». Мещерякова стало понятие «совместно разделенной деятельности», то есть деятельности, выполняемой ребенком вместе с педагогом и, естественно, разделенной между ними так, что ребенок постепенно приобретает все те специфически человеческие способы действия, которые закреплены в формах вещей, созданных человеком для человека. Осваивая мир этих вещей, т.е. активно осваивая их, ребенок усваивает социально-человеческий разум с его логикой, т.е. становится разумным существом, легитимным представителем человеческого вида, тогда как до этого (и вне этого) он оставался бы только представителем биологического вида, т.е. не приобрел бы ни сознания, ни воли, ни интеллекта (разума).
Именно такой кризис переживает сейчас мир развитых капиталистических стран. Как много пишут на Западе о кризисе школы, о кризисе всей системы воспитания и образования! Какие только рецепты спасения не предлагаются! Они даже призывают к разрушению школ, вплоть до анархических лозунгов: «Спасайтесь, как можете! — Автор книги: Борис Поломошнов

Науки биологического цикла — физиология высшей нервной деятельности, медицина, нейрофизиология — совершенно беспомощны в этой ситуации, поскольку дело не в отсутствии биологических предпосылок и условий для формирования психики, а в том, что глухота полностью перекрывает все привычные каналы связи между мозгом и миром человеческой культуры. Мозг оказывается в состоянии трагического одиночества, наедине с чуждым и непонятным для него «внешним миром вообще». Поэтому разум, даже если он тусклый и ограниченный, должен, по Канту, быть до, вне и независимо от любого обучения, любого воспитания, «и его недостаток не может быть компенсирован никакой школой, ибо школа может только снабдить ограниченный разум и как бы вбить в него все правила, но способность правильно их использовать должна принадлежать самому ученику, и в случае недостатка этого природного дара никакие правила, предписанные ему для этой цели, не защитят его от неправильного их применения». [4] (т.е. от глупого применения самой мудрой науки).

. все ваши любимые книги онлайн

Эти новые потребности, по сути неизвестные животному, становятся сложнее, богаче и разнообразнее от возраста к возрасту. Они становятся исторически развивающимися потребностями. И возникают они не в организме отдельного человека, а в организме «человеческого рода», то есть в общественном производстве человеческой (именно человеческой!) жизни, в совокупности тех общественных отношений, которые устанавливаются между людьми в процессе этого производства, в ходе совместной деятельности индивидов, составляющих материальное тело человеческой культуры. И то, и другое возникает и развивается только в истории культуры — сначала только материальной, а затем созданной на ее основе духовной культуры. Очевидно, что ни специфически человеческие потребности, ни специфически человеческие способы их удовлетворения не записаны в генах людей и не наследуются через гены. Индивид усваивает их в процессе своего человеческого становления, то есть в процессе воспитания, понимаемого в самом широком смысле этого слова. Специфически человеческая психика, со всеми ее уникальными характеристиками, возникает (а не «пробуждается») только как функция специфически человеческой жизнедеятельности, т.е. деятельности, создающей мир культуры, мир вещей, созданных и создаваемых человеком для человека. Поэтому всегда можно проследить шаг за шагом, как именно и из каких фактов она возникла.

Описание книги

Все в этих словах, вероятно, правда, за исключением одной детали — двух подчеркнутых нами слов о том, что это «природный дар». Но сам Кант сомневался в их обоснованности. Он также допускал другую возможность, согласно которой это был вовсе не «природный дар», а полностью божественный. Он не только предпочел не вступать в спор между этими двумя теориями, но даже запретил себе вступать в него, считая (исходя из собственного понимания того, что такое мышление), что он в принципе и навсегда неразрешим, по крайней мере, научными средствами. В этом заключалась специфика его философии, его понимание «ума», «мышления», «разума» и его возможностей.
Человеческая психика начинается с чего-то маленького, незаметного, привычного. От способности использовать повседневные предметы по-человечески, от способности жить по-человечески в мире вещей, созданных человеком для человека. Чем больше этот мир открывается ребенку, чем больше эти вещи входят в сферу его деятельности — тем более рациональным он становится. Когда такое — практическое — мышление сформировано, обучение языку и речи перестает быть сложной проблемой и становится в основном делом техники. Когда человеку есть что сказать и есть потребность что-то сказать, он легко усваивает слово и умение умело им пользоваться. Сначала это язык жестов, а затем на смену ему приходит язык слов, который открывает ребенку двери на новые — ранее недоступные ему — этажи культуры — в мир Пушкина и Толстого, Спинозы и Ленина, Дарвина и Эйнштейна; общение с этими людьми вызывает новые сдвиги в его психике, поднимает на новый уровень не только культуру его речи, но и культуру его мышления, нравственного и эстетически развитого воображения.

Автор книги: Борис Поломошнов

Появление «противоречия» для действительно логически образованного ума — это сигнал, что возникла проблема, которую невозможно решить с помощью уже известных, банальных интеллектуальных действий, сигнал к началу мышления в собственном смысле слова, как самостоятельного изучения («понимания») объекта, в высказывании которого возникло это противоречие. Они не будут искать объяснения всему либо в особой милости Бога, либо в особом милосердии матери-природы. Все они скажут, что им просто «повезло». Им повезло встретить людей, которые смогли привить им любовь (то есть непреодолимое влечение) к работе, к знаниям, к общению с другими людьми, к культуре высокого класса. Люди, которые сумели воспитать их так, что они чувствуют удовлетворение от работы, которую они делают, от самого процесса работы, от самого процесса приобретения знаний. А не вознаграждения и поощрения, которые могут прийти. В этом и заключается весь секрет.

. . все ваши любимые книги онлайн

Если это так, то, конечно, никакая философия не поможет. Эта пессимистическая позиция очень распространена среди современных буржуазных психологов и педагогов, которые пытаются обвинить природу, гены, в крайнем социальном неравенстве между людьми и тем самым увековечить систему воспитания, созданную классовым обществом. В недавней статье в «Литературной газете» один американский теоретик попытался убедить читателей, что восемьдесят процентов «мозгов» — это результат удачного сочетания генов, определяющих развитие мозга, необходимого для «ума», и что только оставшиеся двадцать процентов зависят от условий воспитания и образования. Другие теоретики идут еще дальше и утверждают, что только шесть процентов людей от рождения наделены мозгом, способным к творческой деятельности, а остальные девяносто четыре процента с детства обречены самой природой (или Богом) на нетворческий, бездумный труд, на бессмысленное повторение «операций» по заранее заготовленным правилам и инструкциям. Коммунизм же строит свои планы не на утопических мечтах, какими бы благородными и прекрасными они ни были, а на выводах самой строгой науки. В частности, результаты психологии, основанные на фактических данных многолетних экспериментальных исследований.

Описание книги

Человек начинает активно приспосабливать природу к себе, к своим нуждам, к своим запросам. Он вступает на путь труда. Работа превращает его в человека. Поначалу потребности, побуждающие его к работе, не очень отличаются от потребностей его ближайших животных предков. Но чем дальше, тем больше эти потребности становятся другими. В частности, человек. И они становятся таковыми благодаря той же работе, которая преображает не только внешнюю природу, но и органическую природу самого человека.
Дважды два и четыре, как и любое правило, сформулированное наукой, как и любой закон, истинно только тогда и там, где и когда соблюдены все условия и предпосылки для его полной применимости, и где не вступают дополнительные условия (факторы), искажающие картину порой до неузнаваемости.

Автор книги: Борис Поломошнов

Здесь, как и везде, действует всеобщая коллективная необходимость, проявляющая свою высшую силу через движение «случайностей», которое на первый взгляд кажется совершенно хаотичным, лишенным какой-либо общей закономерности. Однако постепенно в этом хаотическом движении «случайных обстоятельств» четко вырисовываются контуры классовой структуры общества со свойственным ей разделением труда между людьми и соответствующим разделением способностей между ними. Другими словами, говоря вежливым научным языком, только шесть процентов людей умны от рождения, а остальные девяносто четыре процента по той же причине попадают в категорию неизлечимых дураков, «чистых репродукторов», как предпочитают называть их сторонники этой философии. «Репродукторы» — это те, кто способен только на «репродукцию», то есть на работу, состоящую в монотонном и однообразном воспроизведении одних и тех же однажды выученных операций, схемы (правила) которых были придуманы для них «мудрыми».

. все ваши любимые книги онлайн

Коммунизм открывает неограниченный доступ к этим сокровищам каждому, независимо от того, в какой семье он родился, впервые создавая равные не только формально, не только юридически (юридически их провозглашает и буржуазное общество), но и морально, материально обеспеченные права на обладание духовным богатством. Все четверо свободно (без преувеличения, блестяще) владеют жаргоном. И не только в дактилической (пальцевой) и печатной форме его выражения, но и в достаточно внятной живой устной речи. Они часто выступают с лекциями и докладами перед огромными аудиториями — учеными, студентами, рабочими — и слушатели всегда слушают их затаив дыхание.

Описание книги

Сергей Сироткин увлеченно рассказывает о роли языка и речи в развитии человеческой психики. Его анализ этой проблемы отличается поразительной теоретической остротой. Он бессменный лидер комсомольской группы и активный работник двух всероссийских обществ слепых и глухих. Он влюблен в математику и технологии. Он ремонтирует не только печатные машинки, но и весьма хитроумные электронные устройства.
Тем не менее, они претендуют на «точное измерение». — и это заранее — «соотношение» этих самых расплывчатых и неопределенных человеческих качеств…. Они измеряют и выражают в «точных числах» этот самый «коэффициент врожденной интеллектуальной одаренности», тщательно избегая даже понимания того, что именно они измеряют, что именно выражают их цифры.

В конце концов, они могут быть (или казаться) «неважными» и «неважными» только на данный момент, а в какой-то решающий момент — неожиданный для вас — они могут вдруг выйти на первый план и опрокинуть все ваши тщательно рассчитанные — абстрактно правильные и «последовательные» — планы и повороты. А что бы мы сказали об учителе арифметики, который заставляет своих учеников заучивать наизусть ответы, напечатанные в конце сборника заданий, не показывая им задания, на которые они отвечают? Как бы они узнали, как решить эти — даже самые тривиальные — проблемы?

… все любимые книги онлайн

Конечно, речь идет не о том, чтобы усердно обучать нашу молодежь философии, сделать ее обязательным предметом изучения, не о том, чтобы убедить молодых людей отказаться от всех других дел и погрузиться в ее глубины. Вовсе нет. Кроме того, философия давно установила истину: реальная жизнь, с ее радостями и печалями, все равно важнее любой философской теории. В конце концов, вся человеческая наука (все знания, вся человеческая культура) — это не более чем с трудом добытые, схваченные, часто лишь угадываемые — и, возможно, не совсем верные или точные — ответы на вопросы. Вопросы, которые жизнь (история) ставила перед людьми, заставляя их задуматься о себе. На вопросы, которые с тех пор снова и снова встают перед людьми из чащи живой, реальной жизни, а потому и сегодня понятны каждому живому человеку.

Описание книги

А жернова жизни и воспитания продолжают вращаться со скрипом, грохотом и скрежетом, ломая молодые жизни, калеча судьбы, властно заставляя молодых людей думать, размышлять, искать выход из тяжелых ситуаций.
Ведь только в ходе этого процесса (а не в результате биологического развития мозга) возникают и затем развиваются до высочайших уровней все специфически человеческие психические функции — сознание, воля, интеллект, воображение, способность понимать речь и говорить, способность к «самосознанию» и все остальное.

Автор книги: Борис Поломошнов

В то время как философия, тем более самая серьезная и глубокая, может быть найдена среди естественных удовольствий реальной жизни и стать такой же неодолимой потребностью ума, как спорт, физическая культура — для молодого и энергичного тела. Это духовная потребность, которая в молодости часто находит ложный выход, мнимое средство удовлетворения. Это потребность занять ум тем, на что часто тратится свободное время….. Но в отношениях между ребенком и взрослым такой ситуации быть не может. Между равными не может возникнуть спор, между равными и, тем не менее, противоположными точками зрения, между двумя противоположными образами одной и той же вещи.

. все любимые книги онлайн

По выражению высокого философского стиля, способность «опосредовать общее с единичным, с индивидуальным, с особенным». Способность определить, соответствует или не соответствует конкретное «правило», данное вам культурой? Все, что вы знаете из собственного опыта, из школы, из учебы, из слов других людей, применимо к этому случаю или нет? А может быть, вам встречался такой случай, когда всего, что вы знаете, недостаточно, когда вы не можете повторить то, что уже знаете, когда вам приходится самому напрягать мозги, пытаться понять самостоятельно? Согласно какому-то загадочному «правилу»), применять какое-то конкретное «правило».

Описание книги

Сейчас эти студенты быстро продвигаются в освоении английского языка, а преподаватели поражаются легкости, с которой студенты постигают тонкости структуры иностранного языка — особенности его грамматики, синтаксиса и стиля. Язык в целом уже давно перестал быть для них проблемой.
В этом есть доля правды. Однако бывает, что стремительный ход событий настолько уплотняет упругое время, что оно уже не течет, а мчится как ветер, и тогда мудрость приходит к человеку раньше, чем в спокойные и неторопливые времена. Именно такой возраст быстро и рано сделал молодого человека по имени Гегель одним из самых глубоких мудрецов истории. Всего через двенадцать лет после этих слов он стал автором знаменитой «Феноменологии духа», книги, которая по глубине и фактической мудрости превзошла все труды его старшего коллеги, всемирно известного Иммануила Канта, которому тогда было восемьдесят лет. Гегель, по нашим меркам, был еще довольно молодым человеком. Тридцать семь лет. Но вспомним, что Пушкин и Маяковский в этом возрасте уже заканчивали свои дни, и что диалектику они изучали «не по Гегелю», хотя жизнь заставила их приобрести мудрость очень высокого диалектического порядка задолго до этого возраста.

Автор книги: Борис Поломошнов

Единственный продуманный, теоретически проверенный выход из создавшегося положения предлагает молодым марксистско-ленинская наука, теория научного коммунизма. Но молодым людям в капиталистических странах не всегда легко найти прямой путь к этому. Однако рано или поздно они обнаруживают, что это единственный выход. Этот выход заключается в коммунистическом преобразовании всей системы общественных отношений между людьми, включая систему образования, систему отношений между «воспитателями» и «воспитанниками». Суть этого уровня — поисково-ориентировочная деятельность. Каждое животное ищет и находит путь к пище и воде, активно подстраивая траекторию своего движения под формы и положения внешних тел, под геометрию окружающей среды. Слепоглухонемой человек также не может этого сделать. И этому его надо научить (как, кстати, и зрячего человека; только когда мы «нормальные», мы делаем все необходимое, не задумываясь, и тогда нам начинает казаться, что исследовательская деятельность возникла «сама собой»).

…все ваши любимые книги онлайн

Такова неизбежная судьба всякой философии, рожденной схоластикой, — молодые отворачиваются от нее. Но в философии часто встречаются мнимые пророки, которые пытаются очаровать молодые умы цветистым красноречием — такие писатели, как Шопенгауэр и Ницше, Хайдеггер и Бердяев — и иногда им это удается. Но, как правило, ненадолго. Мода, как и любая мода, на такие вещи обязательно пройдет. Люди не могут долго жить с мнимой мудростью. В то же время не следует думать, что наиболее благоприятные условия для развития разума сосредоточены там же, где и материальные блага, то есть в среде правящего класса или классов. Что касается условий для получения образования, то они, безусловно, более благоприятны в обеспеченных семьях и социальных слоях. Не так просто обстоят дела с условиями для формирования ума и таланта. Как правило, они появляются в тех социальных слоях, которые сильнее и острее ощущают давление исторически обусловленных потребностей развития, давление противоречий этого развития, что заставляет их думать, размышлять, «напрягать мозги» гораздо сильнее, чем людей из обеспеченного и «благополучного» класса.

Описание книги

Саша Суворов и трое его коллег хорошо знают, что Бог здесь ни при чем. Так же мало склонен приписывать свои способности уникальным особенностям своего мозга, уникальности своих мозговых извилин. Напротив, все четверо получили от природы слабое здоровье, сильно поврежденное болезнями, включая мозг, лишенный таких важных каналов связи с внешним миром, как зрение и слух…..
Только тогда, если знание, кропотливо накопленное человечеством, будет усвоено именно как разумный и толковый ответ на мучительные вопросы жизни, как пережитая человечеством истина, оно будет усвоено не как догма, а как вера, которой не страшен никакой скептицизм.

Автор книги: Борис Поломошнов

Современная физика давно научилась ловко справляться с такими расхождениями между расчетными числами и числами, полученными опытным и экспериментальным путем. Она видит в них не результат вычислений и ошибок в расчетах (хотя, конечно, такие ошибки случаются), а совершенно правильное и корректное математическое выражение того качественного изменения, которое произошло в исходных частицах в процессе их размножения, в процессе их сложения в нечто новое. Эти абстрактные правила будут «противоречить» друг другу, они также будут противоречить сами себе. Но это происходит не потому, что одни теоретики говорят так, а другие — иначе, не из-за присущей каждому из них односторонности мышления, а по более глубокой и серьезной причине. Это происходит потому, что различные тенденции (различные стороны) реального — противоположного — события, реального факта, реального процесса, каждая из которых абсолютно точно выражена в соответствующей абстрактной формуле, реально противоречат друг другу, реально «опровергают» друг друга, вносят вполне реальные коррективы, искажения, приспособления друг к другу.

. все любимые книги онлайн

Их педагогическая стратегия и тактика основывалась на следующих принципах. Животное активно адаптируется к естественной среде, перемещаясь в ней в процессе удовлетворения биологически врожденных потребностей. Его психика просто возникает и развивается как функция такого образа жизни. Является его потолком.Людям, которые хотят воспитать в себе диалектический ум, умение диалектически мыслить, диалектически работать с понятиями и диалектически к ним относиться, станет верным помощником изучение истории философии, развитие лучших образцов, классической и современной научной мысли.

Описание книги

Когда мы непосредственно накладываем абстрактную формулу на факт (даже такой неопровержимый, как 2-2=4), между ними может возникнуть вполне реальное противоречие, даже если и формула верна, и факт неопровержим. Это лишь даст вам понять, что вы не все поняли о факте, и что его нужно изучить более внимательно, вместо того, чтобы сетовать на невинную науку, «абстракцию», в которой вся полнота факта не была и не могла быть выражена заранее.
«Когда философия начинает закрашивать свои седины серой краской, она показывает, что форма жизни состарилась, и своей сединой философия не может ее омолодить, а только понять; сова Минервы начинает свой полет только с наступлением сумерек.» [1].

Автор книги: Борис Поломошнов

Наука в целом и появляется там, где люди сталкиваются с вопросами, которые невозможно решить донаучными средствами и способами мышления, обычным здравым смыслом. Только здесь возникает необходимость в специальном научном мышлении, обучении и исследованиях. Все, к чему могла стремиться эта концепция, основывалось на дрессировке, которая очень похожа на ту, что применяется к животным в цирке: на основе врожденных (необусловленных) рефлексов выстраиваются все новые и новые этажи условных рефлексов. Сначала первая, а над ней вторая система сигналов — слово, речь, язык. Результат — это человек.

. . все любимые книги онлайн

А советская наука доказала, что это возможно, и показала — как. Она обнаружила, что в этом случае можно открыть ребенку доступ ко всем сокровищам человеческой культуры и тем самым воспитать в нем всесторонне развитую, по-настоящему талантливую личность. Когда-то он пожертвует научными истинами ради «жизненных истин» (а на самом деле — ради конкретных фактов, которые его озадачили и которые он не понял), потом, наоборот, начнет обижаться и злиться на жизнь, которая не хочет развиваться «научно» (а на самом деле — по бессмысленно заученной схеме), он начнет игнорировать истинную сложность и противоречивость жизни и закроет глаза на такие факты, которые не укладываются в хорошо заученную схему. …

Описание книги

Не здесь ли следует искать источник ходячего предрассудка о том, что только шесть процентов населения Земли с рождения наделены мозгом, способным к творческой работе? Эта научная предвзятость, облеченная в статистику, облеченная в термины генетики и физиологии высшей нервной деятельности, и «научные» рассуждения о врожденных «структурах мозга», которые якобы предопределяют степень одаренности человека, нелепо обвиняет природу (гены) в очень неравномерном распределении развития между людьми в классовом обществе. Это просто проекция процента, выражающего определенную пропорцию в сфере нынешнего разделения труда — и, следовательно, способностей — на экран невинной биологии. Это натуралистическая апология имеющейся — буржуазной — формы и масштабов социального неравенства.
В результате и человек привыкает видеть в вещах только то, что «подтверждает» слова учителя, а на остальное просто не обращает внимания… И из него вырастает дебил, который всю жизнь находится в рамках заучивания, и он ничему не может научиться от жизни, не может.

Автор книги: Борис Поломошнов

Когда четыре студента А.И. Среди прочего, перед сотнями студентов и преподавателей в переполненной университетской аудитории однажды, в течение трех часов без перерыва, на стол легло следующее замечание: Вот почему представители этого взгляда не любят слово «философия». Они понимают очень хорошо, а если не понимают, то чувствуют: если измерять их теории мерилом истинной философии, то эти теории следует отнести к очень плохой философии.

. все ваши любимые книги онлайн

Разум, таким образом, разумно определить как способность судить. И эту способность нельзя вложить в голову в готовом виде, в виде строгого правила, в виде алгоритма, потому что это было бы «правило применения всех возможных правил» и, тем более, «ко всем возможным частным случаям». Американские психологи, опираясь на всемирно известный, уникальный факт успешного обучения Элен Келер, первой в мире слепоглухонемой девочки, достигшей достаточно высокой степени духовного развития, продолжали настаивать на том, что язык, слово, речь были тем ключом, с помощью которого ей удалось открыть вход в сферу человеческой культуры. Но никто не смог реконструировать «чудо Элен Кёлер» на основе такого понимания. В то время уникальность этого факта, интерпретированного как «акт пробуждения бессмертной души силой божественного глагола» (т.е. силой слова), объяснялась феноменальной гениальностью девочки, уникальными свойствами ее мозга, невоспроизводимой генетической одаренностью ее натуры и подобными обстоятельствами, непредсказуемыми для педагогического искусства. Однако в науке доказательную силу имеет только тот эксперимент, который можно повторить и воспроизвести. «Мозг продолжает расти, усложнять свои морфологические структуры, то есть развиваться в соответствии с программами, закодированными в генах, в цепочках молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты, но ни одна связь между нейронами, даже самая примитивная, никогда не появится, чтобы обеспечить его психическое функционирование. Мозг навсегда останется лишь органом, контролирующим процессы в теле этого обделенного существа — процессы кровообращения, пищеварения и выделения, газообмена и терморегуляции, процессы, происходящие без участия психики и не нуждающиеся в ее помощи.
Что если правы те, кто утверждает, что разум — это дар Божий? Или, используя более современную и просвещенную терминологию, дар природы, врожденное качество, которое если не на сто, то, по крайней мере, на восемьдесят процентов зависит от генов отца и матери, от особенностей строения мозга?

Автор книги: Борис Поломошнов

«Стремитесь к солнцу, друзья, чтоб спасение рода человеческого скоро пришло! А как же листья, которые нас беспокоят! Или ветки! Продолжайте двигаться к солнцу, и если вы устанете, это тоже хорошо! Тем приятнее будет спать!». Между тем, мы слишком часто поступаем именно так, обучая детей (и не только детей) основам современной науки, современного знания. Мы не даем им заглянуть на «кухню науки», не помогаем понять процесс, в ходе которого сырой, еще не переваренный и не пережеванный материал жизни постепенно превращается в систему «чистых» теоретических абстракций, определений, правил, законов и алгоритмов. Тексты их докладов на Ученом совете факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, опубликованные в журнале «Вопросы философии (№ 6, 1975), были названы президентом Академии педагогических наук В. Столетовым «документами поразительной силы». Да, они таковы — и по серьезности мысли, и по точности литературного выражения. «В области знаний мы видим, как то, что в прежние века занимало зрелый дух человека, сводится к познанию, упражнениям и даже играм отрочества, а в педагогических успехах мы знакомимся с историей воспитания всего мира, набросанной как бы в сжатом очерке». [1].

Описание книги

Я могу сказать (и говорю): у слепоглухих людей все так, а в «норме» все иначе. Да, все изменилось, но только на первый взгляд, на поверхности явлений. Известно, например, что психика слышащего ребенка формируется гораздо раньше, чем он научится управлять миром с помощью рук. Это порождает иллюзию, что она развивается независимо от ручной деятельности и до нее — такова «фактическая» основа всех идеалистических теорий «пробуждения души». В действительности, как хорошо показывают эксперименты Брунера, основой развития психических функций младенца остается работа рук, но не его собственных рук, а рук его матери, которыми он очень рано учится управлять, командовать ими, заставляя их делать именно то, что ему нужно. Но сначала они делают то, что ему нужно, и он контролирует их в пределах того, что они делали без его приказов и до актов «контроля» с его стороны.
«Разум» («мудрость») — это не «знание» как таковое, это не набор сведений, введенных в память путем обучения, это не информация, и это не набор правил сочетания слов со словами, терминов с терминами. Это способность правильно распоряжаться знаниями, способность соотносить эти знания с фактами и событиями реальной жизни, объективной действительности, и, самое главное, самостоятельно приобретать, пополнять эти знания — именно так каждый действительно мудрый философ уже давно определяет понятие «разум». Поэтому простое усвоение знаний, то есть их запоминание, не обязательно ведет к формированию интеллекта, мышления В соревновании по простому запоминанию информации самый умный человек не сможет конкурировать с самым глупым и несовершенным компьютером. Автор книги: Борис Поломошнов

Диалектическая философия и психология давно установили, что догматизм всегда, рано или поздно, перерастает в бесплодный скептицизм, то есть в полное неверие. Очевидно, что эти потребности не могут быть записаны ни в каких дезоксирибонуклеиновых кислотах. В силу своего генезиса они на сто процентов социальны и поэтому должны быть сформированы, созданы в условиях специально созданных педагогических ситуаций. Эта истина, также имеющая универсальное значение, подтверждается экспериментально и практически в работе с глухонемыми детьми. Конкретные человеческие потребности не возникают «сами по себе». Они прививаются только благодаря силе образования. Нечего рассчитывать ни на Бога, ни на природу — натуралистические иллюзии в этом важнейшем вопросе смущают учителей не меньше, чем надежды на «божественные» или «трансцендентные» причины зарождения таких психологических черт, как совесть, чувство собственного достоинства, уважение к личности других людей и тому подобные моральные качества.

… все ваши любимые книги онлайн

Это столь же несовместимо с марксистско-ленинским пониманием проблемы мышления, как и с коммунистическим отношением к человеку. Все равны по природе, в том смысле, что подавляющее большинство людей рождается с биологически нормальным мозгом, и поэтому каждый человек может — несколько легче и быстрее, несколько труднее и медленнее — приобрести все «способности», выработанные историей культуры. Каждый человек, однако, даже «тупой и ограниченный ум, — продолжает Кант, — может с помощью науки достичь даже учености». Так как, однако, вместе с этим у этих людей отсутствует способность суждения, то нередко встречаются очень ученые люди, которые, применяя науку, обнаруживают этот неисправимый недостаток на каждом шагу» [3].

Описание книги

В педагогическом процессе, о котором мы могли говорить лишь в самых общих и перспективных чертах, фундаментальные законы возникновения и развития специфически человеческой психики проявляются чрезвычайно четко, как на ладони. Здесь более четко, более прозрачно, чем «в норме», прослеживается весь путь, по которому с необходимостью рождается и затем развивается, усложняясь и расцветая, вся совокупность высших психических функций (сознание, воля, интеллект), связанных в единство личности. Мы видим, как возникает само это таинственное «единство», каждый раз индивидуально уникальное «Я», обладающее самосознанием, то есть способностью осознавать себя как бы со стороны, видеть свои действия как бы глазами другого человека, с точки зрения «человечества», постоянно сверяя свою работу с идеальными образцами (нормами) этой работы, установленными историей культуры, и стремясь выйти за пределы этой нормы, установив новый уровень.
Потому что без этого духовного здоровья в наше время очень легко увязнуть и утонуть в стремительном потоке информации, который ежедневно и ежечасно наводняет человека со всех сторон. Тем более что этот поток приносит не только хорошую духовную пищу. Таким образом, забота о духовном здоровье также имеет прямое социальное значение для каждого человека.

Автор книги: Борис Поломошнов

Да, здесь, видимо, и кроется секрет. Секрет, и ум, и талант, и «способность судить». Все эти загадочные свойства, которые люди, не в силах понять их природу и происхождение, на протяжении тысячелетий пытаются объяснить либо вмешательством всемогущего бога, либо столь же всемогущей случайностью, объединяющей в уникальные материальные комплексы атомы, молекулы и нейроны в структуре «одаренного мозга». Это самое главное — догматик не может заглянуть в понятия науки, заучивая их просто как готовые — «непротиворечивые» — примеры, аксиомы и постулаты, даже не подозревая об их связи с противоречивыми реальными фактами.

. Все ваши любимые книги онлайн

И тогда все обучение превращается для человека в тяжелую и скучную рутину, вместо того чтобы происходить как процесс удовлетворения его собственной потребности в знаниях, вместо того чтобы формировать, развивать и оттачивать эту драгоценную потребность…. Не связано ли это в первую очередь с падением интереса к науке, которое мы так часто наблюдаем среди студентов? Все, конечно, и без всякой философии понимают, что быть умным гораздо лучше, чем быть глупым. Но не каждый, даже очень образованный человек, понимает, что интеллект, способность мыслить, способность умело мыслить — это не врожденное свойство, не дар природы, а именно способность, которую каждый человек может и должен развивать сам, и что она не дается даром.

Описание книги

Впервые эгоцентризм может быть преодолен только тогда, когда ребенок попадает в общество своих сверстников, таких же эгоцентриков, с которыми он должен спорить и чувствует себя способным это делать. Только здесь он вынужден попытаться посмотреть на вещи с другой точки зрения, глазами другого эгоцентрика, понимая — постепенно и с трудом — что эта другая точка зрения имеет те же права, что и его собственная. Что они равны.

Сохраните материал